Поэзия одним списком: Поэты   Новые стихи и отзывы    Стихи (А-Я)    Стихи (Я-A)    Стихо метки    Повезёт!

книга стихов «В РЕБРАХ СЛЕВА…» (2012) Сто работ. Сто бессонных ночей.

Поэт: © , 2012

ЗАЛЕТНАЯ ПТИЦА

Дай мне в тебе зацепиться -
за воздух!…
за землю…
за слезы и пламя…

Я не залетная птица.
Проверь это болью. Вот небо. Вот камень.

Сердце мое так решило:
ломать в тебе,
строить в тебе –
бесконечно…

Я – не ублюдок плешивый…
Я просто с дороги.
И вымыться нечем.

Дикая боль у порога!…

Ну, что же ты
гостя попутал с вражиной?!

Так ты любого пророка
в раз покалечишь каркасной пружиной!…

Я не залетная птица.
Я вышел из дома - за всех нас покаясь…

Ладно. Воды дай напиться.
И всё.
И протри липкий обод капкана.

Прав был отец в Вифлееме…
Он плотник небесный. Он всем кроет кровли.

Знать не пришло еще время.

Захочешь –
найдешь меня…

По каплям крови…

+

РАСКЛАД

Крупный снег. И чернота святая.
И летящий в бесконечность Круг…

Мы с тобою ни черта не знаем.
Главная подсказка –
сердца стук.

Гвоздь заходит бережно и тесно,
свод запястий
пробуя на вкус…

Мы не знаем, кто из нас воскреснет.
Кто Пилат из нас.
Кто Иисус.

По какой
дебильнейшей методе,
по какому праву –
тут да там

в нашей жизни стрелки переводят
разом: «с крестовины к острякам»…

Может, мне сто лет ходить
в холопах.
А тебе – быть в воле и красе.

А ему –
на парашютных стропах
среди веток сломанных
висеть…

Мы с тобою ни черта не знаем!
Рай стал темным. Но светлеет ад…

Вот такая жизнь вокруг земная.
Вот такой, братишка, здесь расклад.

+

В ЭТОТ РАЗ

В этот раз
не хватило шага,
чтоб пройти беду… в ритме вальса…

Оберечь всех,
кто кровью плакал.
Приподнять всех, кто в небо рвался.

Встал рассвет. Но не встало чудо:
меж спиной
и плетью двухвостой…

И вершила свой суд паскуда.
И молился с креста апостол.

Я был с этими. Я был с теми.
Я терял из виду планету…

И кому-то шагалось в темень.
А кому-то шагалось к свету.

Только мне не хватило шага.
Я был страхом своим обоссан…

И весь день ликовала шняга.
Но молился… с креста –
апостол.

Среди вони неукротимой:
вдоль брусчатки, вдоль мантий белых…

он шептал мне: «Шагни… родимый…
Ты, последний…
спасешь всех первых…»

«И уйдет из души разруха…»
«И не будет живот – в абортах…»

___

В этот раз – не хватило духа.

Не шагнулось мне!
Сучий потрох…

+

ЗЮЙД-ВЕСТ

Ну, здравствуй… милая девица…
Мы пару секунд здесь одни…

Но что-то меж нами уже лиходеется:
раз сердце надрывно фонит!

И что-то не то… с навигацией…
И явно не то - с головой…

И будущее в паруса надвигается…
И – сразу бурлит за кормой!…

Я дико злюсь –
на астролябию…
На компас ворчу…
Но тебя:
ни взглядом, ни мыслью – не лапаю.

Однако ж… как нервы дымят…

Я – кормчий… у Стеньки Разина…
Я просто оторва:
в грозе и в грязи!

Ну, как же тебя угораздило
влюбиться в такого,
скажи?!

Идет на волнах венчание…
Шалит угломер. Нет ни звезд, ни планет.
И вместо ответов – молчание.

А вместо сомнений -
рассвет…

И драит палубу девица:
от прошлого!… от сухопутных невест…

И светом корабль мой светится.
И чайки. И курс
на зюйд-вест.

+

ЗА СТЕНОЙ

Любимый, Александр Сергеич!
Я знаю, Вы уже в пути.
Но я хотел –
предостеречь Вас…
Отговорить Вас – к нам идти!…

Здесь горькие дожди дождятся…
Здесь тонет средь дерьма весло…

Но Вы намерены – рождаться.
И это полное верзо.

Не приведи Господь
Вам снова
через сто лет шагнуть домой!…
Из Вашего тридцать седьмого:
в чудовищный 37-й…

Он, этот год – поныне длится
крещеных семьдесят пять лет…

Поверьте: плаха – не пылится.
Там свежий срез…
Там алый след…

Mon cher, я буду извиняться -
за голос грубый… черт возьми!…

Но Ваши – «Мойка, дом 12»
НЕ ИЗМЕНИЛИ ЭТОТ МИР.

И львам на набережной тесно…
Проспект – в неоновом огне…
И местные жорж-шарль-дантесы
с «мигалкой» ездят на броне.

А их прилежные сатиры:
полукозлы, полубратва –
поэту целятся в затылок…
поэта топчут на «ать-два»…

Вам здесь – и дня не продержаться.
Вам здесь
минуты не пропеть.
Не надо больше
к нам рождаться…
Опять – на боль. Опять – на смерть.

И Ваше «чудное мгновенье»
микро-мгновеньем может стать…
Ведь невозможно разговенье:
среди всенощного поста…

___

Не слушается дивный классик!

И у соседки за стеной
малец кудрявый и зевластый
глаголом жжет –
над всей страной…

+

СКВОЗЬ ЛИСТВУ

Я люблю тебя, девочка милая,
за твой тихий сентябрьский смех.

Листопада волна много мильная
не спеша, накрывает нас всех…

Тонут в золоте крыши трамвайные.
И опять в неуклюжих словах,
словно ранец в дверях – застреваем мы…
Но у встречи стоп-кран не сорвать!

Будет длиться с дождем мелко кровельным
эта встреча всю жизнь
сквозь листву…

Безбилетным мальчишеским профилем
уезжает наш город
во тьму…

+

УМЕТЬ

Я в доме – без стен.
И не жаль
мне…
Я – к правде иду. По шажку.

И хмурые стопки скрижалей
в камине сейчас
подожгу…

И грохнусь ничком в «раскладушку»
Чтоб завтра: и в бег… и в полет…

Не лезьте, ребята, мне в душу…
Там шумно. Там вечный ремонт.

Я сам здесь – мечусь,
словно птица…
Ищу, где присесть: в гарь и в дым…

И где б тут моим притулиться –
Любимым,
Желанным,
Родным…

И вечно: плечо мое
в саже…
И в строчках – одна неврастень!

И вот ведь: никто не подскажет -
как жить: без простенков и стен?!…

Безбашенный…
резкий… вихрастый…
Опять с табуретки… на трон…

Не жалко ни досок, ни краски:
лишь стало б свежее –
нутром.

___

Не пойте мне песню – пастушью.
Не сыпьте за шиворот – медь.

Не лезьте… ребята… мне в душу!…

Там чисто.
Там надо уметь.

+

ДРУЖИТЬ

Всё так. Мое сердце грустит.
Оно верит в горечь. Как знахарь.

За то на душе не хрустит
щебенкою мелкою
сахар.

Зато у меня на столе
не пляшет сейчас недоумок.

И мир не облеван в торец
под сальное чмоканье рюмок.

СВЯТОЙ ОДИНОЧЕСТВА ВКУС...
Без флагов.
Без связей ненужных…

И я – в птичий клин
не впишусь.
И я не полезу – в гадюшник.

Всё так. Только б знак уловить.
И молча обнять: всю планету…

Ведь всё сокровенно – в любви.
На ней ручек громкости нету.

Как жаль, что мы спрятались в быт…
Накрыли себя – потолками…

А ливень – всю ночь будет бить!
В стекло колотить, не смолкая!…

Всё так. Мое сердце дрожит…
и - светится всем своим боком…

Не надо со мною дружить.

Дружите, друзья мои –
с Богом.

+

СНЕГОПАД. КЛАССИКА...

Выхожу один я на дорогу…

Месяц – молится за нас
за всех.
Ночь мне рвет
холщовую дерюгу.
И швыряет в душу
мокрый снег.

На секунду перекресток ожил…
Стены… тени… И опять – один.

Вот он я… калика перехожий…
И в суме моей
валокордин.

И в глазах моих метет бессонно
темно-белым… мокрым… невпопад…
То в судьбе – посладят, то посолят…

Зря ношу лекарства в снегопад…

Зря на суше – хлопаю, как парус…

Зря в ночи сквозь серу и озон
в проволоку – сердцем упираюсь…
Ни черта не рвется горизонт!…

Выхожу один я на дорогу.
В мутный мир Проклятий и Хвалеб…

Чтобы по глотку
допить тревогу.
Чтоб любовь вкусить…
как горький хлеб…

+

ИГРА НА ВАРГАНЕ

Жизнь меня тянет
к тебе…

В город – замерзший
на графике Рокуэлла.
Тысячами децибел…! Я дозвонился!
И молния грохнула.

И раскололся вокзал.
Зуммер в ушах
свился в ноту нелепую…

Я и двух слов не связал.
Только дышал невпопад
сквозь вселенную…

Ну, проведите меня!
Через торосы и сломы характера…

Ну, просветите меня…
Женщина рядом со мной
или Арктика?!

На-до-ед-аю врагам…
Близких друзей достаю
звуком бубновым…
стиснув губами варган,
думая лишь о тебе –
сквозь пургу и дым…

Я – чую сердцем одно:
сможем
и льдину обжить одинокую!

Слившись счастливым пятном…
Как на картине.

Ведь прав был –
Кент Рокуэлл…

+

ПОЛОСЫ

Небес григорианские хоралы –
идут сквозь город…
Баста!… Я промок.

И ветер за углом в лицо хабалит.
Такой вот он. Приятный паренек.

Они с дождем – на пару фармазоны!
Сбывают золотишко в листопад…

О, как я ненавижу межсезонье!
Мы все – в разлуке. С головы до пят…

И я вяжу концы сентябрьских улиц
одним узлом –
сквозь мокрый хруст камней!

Чтоб мы с тобой в любви не разминулись…
И чтоб судьба вела тебя
ко мне.

Вселенная… Она ведь небольшая.
И на счету здесь
каждый крыльев взмах…

И наша встреча – всё вокруг решает.
При свете будет мир. Или впотьмах.

Никто. Да и Ничто тут не поможет…
Я не дышу… в твои шагнув глаза…

Тебе и вправду нравится…
промокший?…
С продрогшей розой?…
Вот так чудеса!

___

С копыт валились бесы –
уставая…
И ангелам – предельно не спалось…

Всё ради нас с тобой. Моя родная.
Всё ради двух.

Двух солнечных полос.

+

КАПЛЯ КРОВИ

Капля крови - встретилась мне на пути.
Мимолетно. Даже – не ужалив.

Я бы мог чужую жизнь спасти.
Так она ж далекая. Чужая.

Капля крови завертелась
в снах моих –
странно… центробежно…
Вот подарок!…

Столько выучить пришлось молитв!
Столь денег вынуть
на гадалок…

Капля крови навернулась на ладонь.
От кромешной гоночной напруги.

Да плевать мне.
Я же молодой.
И не кончатся: друзья-подруги…

Капля крови проступила на судьбе.
Замужем любовь…

Да на здоровье!…

Но на месте капли – сразу две…

три, четыре… десять…
капель крови…

+

НЕ ЦЕЛЬТЕСЬ...

Не цельтесь…
мой критик…
в поэта…
И так – я сгораю живьем!…

И небо моё – всё в порезах.
И мир мой распродан жульем.

Здесь стонут ракетные войны.
Здесь танковый жжет беспредел.

Вы – с вашим ружьем гладкоствольным,
мой критик,
совсем не у дел…

Ступайте в свой дом. Там охрана.
Возьмите с собой на Парнас
коробочку полифепана:
чтоб снизить словесный
понос…

Вот так.

И отступит простудка.
И бросит желудок икать.

Ведь муза вам – не проститутка.
Она вам – сиделка. И мать.

Пока вокруг – бьются и злятся,
ОНА СКВОЗЬ КРОВАВУЮ РЕЗЬ
глядит незатраханным взглядом
на всё, что свершается здесь.

И жгут наши души напалмом…
И вешают нас за сосцы…

И мантий судейских – навалом…
И только в бинтах
дефицит.

___

Душа на подмостках. Раздета.
Кто деву в ней видит. Кто …лядь.

Не цельтесь!
Не цельтесь – в поэта!…

Без вас есть,
кому убивать.

+

ВЕТЕР

Ветер, здравствуй…
Как ты там, родной мой?

МЫ С ТОБОЙ МЕШАЕМ СТОЛЬКО ЛЕТ!…

Всем, кто озабочен строгой нормой.
Всем, кто ненавидит
разноцвет.

Мы по жизни
прокляты на пару
любящими штиль и немоту.

Ты с вершин небесных
дуешь в парус…
Я… с земного дна… в сердца иду…

Кто-то вновь о нас
подошвы вытер.
И под дых нам – навтыкал синкоп!

Но тебе чуть проще. Ты же ветер.
На тебе ни ран, ни синяков…

Нам, братишка, повезло сегодня…

Но отыщется (дай только срок!),
тот, кто завтра
на потеху кодле
спустит не ширинку. А курок.

С неба будет снег картонный сыпать…
Вздрогнет в храме огонек свечи…

И от Всех Обветривших – «спасибо»,
выбив след на камне,
прозвучит.
___

МОЙ ЧЕРЕД: вам в окна дуть
с рассветом…

Ну а ветер… Он спустился вниз.
Чтоб родиться средь толпы –
поэтом.

Вас лишившим
страха и границ…

+

НАГРУДНИК

Я случайно увидел:
у вас из «нагрудника» выпало сердце.
Сзади вас по асфальту
миокардом волочится-бьется… Оно уж не бьется.

Это Крест что ли мой мой:
быть
с войной и бедой по соседству?!…

Вот такие взошли пироги. Вот такая работа.

Я кричал вам, как мог…
Я молился вам вслед…
Я бежал… видит Бог… так бежал!…

Но на мокром от пота вокзале –
качалась табличка:

Вы, позавтракав плотно, уехали в Биробиджан.
А затем улетели на Марс.
В общем, всё как обычно.

Мне друзья говорят, успокойся… засунь под язык мумиё…
Поиграй в бильярд. Сотвори с милой женщиной
милых двойняшек…

Но какие там роды!…
Я помню, как в щебне – искалось сердце мое!
А теперь здесь кульком красным дышит
ЛЕЖИТ И НЕ ИЩЕТСЯ –
сердце
ваше!…

Хлещет нефть.
Всё по жизни удачно.
Виват, эмират…

И вы здесь меценат.
Длинный пляж Абу-Даби…
оазис… богема… искусство…

Вы, конечно, не вспомните:
как вам пришлось умирать –
из «нагрудника» выронив сердце в далеком краю…
Вот паскудство!

Как же мне достучаться до вас…
Как же мне запустить в мертвом-вас
кровоток?…
Как же мне изловчиться – загнать Млечный Путь
в ваши жирные дряблые вены?!…

___

Sinus coro–narius… Синус венечный…
И С ВОЗВРА–ЩЕНЬЕМ, БРАТОК!

Мой «нагрудник» расстегнут:
ты ожил… ты дышишь…

И так будет
вечно.

+

ФИРДАУС

Создатель… покажи нам Фирдаус?

Мы влюблены… Мы в поисках ночлега…
Нам просто выспаться.

Плоды на вкус –
мы точно не планируем
отведать!…

Я сердцем буду счастлив
в эту ночь:
ведь у моей любимой будет ложе.
А я лишь… у ее присяду ног…

Всю жизнь свою –
У Ног Твоих
итожа…

ТАКИЕ НЕБЕСА!… Бездонный шелк!…

Единорог по лунным травам скачет…
И Проксима Центавра –
свет нам шлет.
И светится душа.  И тихо плачет…

Хоть раз заночевать бы в сотнях вольт!!…
Хоть раз –
шагнуть за дымчатые двери!!…

Так совестно. Так зябко у ворот.
Но мы готовы ждать. Готовы верить.

А если недостоин я… тогда…
дозволь вкусить моей любимой
рая…

____

Ты нас прости… Господь…

Она туда -
не хочет без меня… без шалопая…

+

ВЕСЬ ДЕНЬ У ГОЛГОФСКОЙ ГОРЫ...

Прости меня… Боже Всевышний…
за весь наш
умнейший дурдом!…

За то, что мы жизнью всенижней
в беспутстве и лени
живем…

А ложь у нас легче вуали…
А кровь - тяжелее свинца…

И в ребрах – молчат у нас
ямы.
А раньше…
стучали сердца…

И в профиль нас брюхо горбатит.
А сзади -
нас жрет наркота.

И брат наступает на брата.
И сын восстает
на отца…

И в этой чумной свистопляске
весь день
у Голгофской горы –

нам не до любви. Не до ласки.
Но весело! Черт побери…

И рябчики – на дармовщинку.
И мелется манна с небес…

И лобное место морщинит
корявая яма
под крест.

И полосы пухло змеятся
опять у Христа
по спине…

И все продолжают смеяться.

Прости же…
Прости это мне…

+

ВОЛКИ

Мы волки.
Не трогайте нас.
МЫ – СБИТАЯ В СТАЮ ПОДЖАРАЯ ВОЛЯ!

И лес нам – и вгоресть. И всласть.
Наш дом. И бездомье.
Мы – волки.

И тот, кто подлец и слабак
по жизни – достанется нам непременно…
Ведь мы вам не свора собак.
И нас не разгонишь поленом.

Вот так. С костерка – да на снег!…

И вы – навернетесь однажды
с высоких своих должностей…
кровавых…
бумажных…
продажных…

И в глотку войдет вам: как в нуль…
приветом от всех братьев малых…

загонный
капроновый шнур…
с катушкой флажков грязно-алых!…

Мы встанем пред вами день-ночь…
И мы не дадим нас оживших - всем скопом
за задние лапы волочь…
по снежити, по чернотропу!…

Не будет вам больше утех:
ни в поздних молитвах…
ни в «бабках»…

Мы вскормим,
Мы вырастим тех –
кого вы оставили в мусорных баках.

Они – совесть ваша. И смерть.
И БУДЕТ ВАМ ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ

НЕВМОЧЬ…
подыхая…
смотреть

в глаза Человечьи…
Но всё-таки – Волчьи…

+

БЕЗ ДОЖДЯ. БЕЗ ЗЕМЛИ. БЕЗ НЕБЕС...

Неба край на окно резко вынырнул…
Здравствуй, рукопись!…
Здравствуй, напряг!…

И опять – радость шлет заунывную
мне сошедший на душу ноябрь.

Шквальный ветер в плечах подымается…
Бередит и зовет…
Но куда?!

Нет ни музы. Ни слов.

Только – матрица:
по стеклу
вниз
змеятся года…

Бесконечен Создатель.
Я – тварь за ним…
Я песчинка. Я просто балбес.

Не отвязным.

Хочу быть – отвязанным!…
Без дождя!
Без земли!
Без небес…

Листопад поскользнулся на инее
и бранится… как пьяный варяг…

Неба край – на окно резко вынырнул…
Здравствуй, рукопись…

Здравствуй:
напряг…

+

УЛЫБНИСЬ

Столько звезд! Над пологом палатки…
Столько писем! От людей родных…

Улыбнись, дружище…
Всё в порядке.
Ангелы парят –- без выходных!…

Но и бесы – так же неусыпно
зад свой полируют на метле!…

Не переживай.
Скажи - спасибо.
За вино и монастырский хлеб.

Пусть на карабаса-барабаса
мы, как куклы, пашем завсегда…

Улыбайся, парень, улыбайся…
Не у нас же – в супе борода!

Главное – не сделаться дворецким…
Или добровольно-крепостным…

Знаешь…
счастье вечно будет резким!

Горе – плавное.
Да хрен бы с ним.

Пусть в комфорте, пусть в деньгах крадется…
Но – целее целого
в груди.

И кровавым скобом
не придется
бородавки с совести сводить…

Так что береги, родной мой, нервы…
И сверяй часы. И шаг держи.

Бог – опять придет на встречу
первым.
Ожидая нас - всю нашу жизнь…

Чуешь?… Ветерок подул фартовый…
И не ветерок уже – а бриз!…
Брамсели поднять! Отдать швартовы!…

Это просто космос…
Улыбнись…

+

СВИДАНИЕ...

Дождь полосами… на стекле… нищает…
Поэт ушел. И комната пуста.

Лишь диск луны - неровно освещает
его судьбу…
его черты лица…

Мой лунный друг,
советы все – лишь мусор!…

Я ОБХОЖУ СОВЕТЫ ЗА ВЕРСТУ…

Но коль идешь ты на свиданье
с Музой –
вериги примеряй. А не костюм.

Крепи икону на груди молебной…
Ты стал мишенью… яркой и живой!…

И столько огребешь пинков хвалебных,
что хватит и на правнуков с лихвой.

Не раз
твой труд сердечный и поденный
изгадят те – в ком не нашлось сердец…

И будет на горе – зиять подонок…
Ну а на дне – топорщиться гордец…

КАК БЕЗДАРИ ПРИВЫКЛИ ПРАВИТЬ МИРОМ!

Но не для них… встал в вечность Лунный путь…
Де-юре
и де-факто
и де-билам
В ПОЭЗИЮ И СХИМУ – не шагнуть!…

И пусть они всю ночь глаза таращат!
Стервятники… Им не понять, кто – ты…

Заплечный Крест – на крестики растащат.
Опять… На сувениры. На понты.

___

Строка легла на лист. А жгут – на вену…
Строка пришла. А вместе с ней – и дрожь…

Там Муза заждалась тебя, наверно…

Толпа и Крест: готовы.
Ты… идешь?…

+

СИВЕЦ ЛУГОВОЙ

Беловодье – сон…
Беловодье – дым…
Но, однако ж, душа моя бродит там…

По дурман-траве.
По ручьям седым.
Что-то ищет нутром…  Может, родину?

Я - не великан. Я - не лилипут.
Я всем равен… моим сердцем-именем…

А стрекозы здесь
никогда не лгут.
И ромашки не целятся в спину нам.

Раздели со мной скромный мой обед…
Мы – в своем краю. Не подкидыши.

Сивец луговой… странный амулет…

Как же встретят нас
в граде-Китеже?!…

Я несу хоругвь. Я не жду хлеб-соль.
Ледяной накат!… Ах, туман-вода!…

С сердца – грязь ушла.
А за нею – боль.
А за ними – страх.

Раз - и навсегда.

Я опять спасен. Правда, не людьми…
Мне вручил Рассвет
два тугих весла!

Беловодье – сон…
Беловодье – дым…

___

Не вернулась душа моя…
Не пришла.

+

Я ЖАЛЕЮ. Я ЗОВУ. Я ПЛАЧУ...

Я жалею…
Я зову…
Я плачу…

ЭЙ?!… Я ЗАБЛУДИЛСЯ НА ВОЙНЕ!…

В жизни взрослой
я пока что мальчик…

Все вопросы – к сердцу. Не ко мне.

Город с грохотом сползает в осень…

Я хриплю на тяге гужевой…
ударяясь – о враньё и оземь!

Очень больно.
Значит, я живой…

Мне разлука-сука шепчет: «Кто ты…»
Мне дебил-сентябрь орет: «Ты - кто?!!…»

Мятые кленовые банкноты
сыпятся
за воротник пальто…

Не к добру здесь – ваш с печатью перстень!…
И крест-накрест сбитые столбы!…

Что же я забыл – на лобном месте?
Да еще напротив всей толпы…

Вот мои слова… Господь, услышь их…

ДАЙ МНЕ УЦЕЛЕТЬ!…
И – НАГРАДИ…
всех, метнувших в жизнь мою булыжник…
всех – оттанцевавших на груди…

Средь следов – то волчьих… то собачьих…
ДАЙ СЛЕД ЧЕЛОВЕЧИЙ ОТЫСКАТЬ…

Я жалею…
Я зову…
Я плачу…

Кто бы слышал!… в Бога душу мать…

+

Я УМЕЮ МЕТАТЬ НОЖИ...

Я умею –
метать ножи.

Что ж ты
слушаешь это с хохотом?!…

Лучше б нам – горячо дружить.
Чем залить подреберье
холодом.

Вот мой теплый дом. Вот еда.
Век живи. НЕ ТВОРЯ БЕЗДОМНОГО!

Вот тебе мой сын…
Воспитай!
Замени отца. РОДНОКРОВНОГО.

Напиши свой вальс! Вдруг – ты Штраус!
Удиви Париж! Вдруг – ты Дягилев!

Но зайдешь, как враг:
словишь – враз

под кадык
дорогой подарочек…

Кто мне скажет?! Откуда я –
научился класть брус и свод белить?!…

Ненавидеть – по рукоять…
И без меры любить… любить… любить!…

Почему я блюю – от лжи?
Почему я бегу – от нечисти?!

Я умею
метать ножи.

Только сердце… всё больше… мечется…

+

РОЗОВОЩЕКИЙ

В нагретый солнцем – будущий денек
родившись
ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ ЩЕКОТНЫХ,

меня розовощекий паренек –
научит,
как не умереть сегодня…

Он окропит
из писюньца мой стих –
живою и упругою водицей…

Ему вот только б в кедах подрасти!
И в шорты – встать…
Но главное – родиться!

Ну а пока
«пуштунка» - бьет по нам…
И сыпет кандагарская пороша…

Чтоб жизнь не опрокинулась к чертям,
мы, прошлые,
на бой шли – в Позапрошлом!…

И наше поколение – крошась
коленями
в окопном травмошоке…
остервенело упиралось в Марс!…

И всё ради тебя…
розовощекий…

___

Чтоб у Мадонны… у святых сосков…
ты спал взахлеб…

мы – спали в БТРах…

Всё ради первой книжицы стихов:

твоих
земных
прекрасных
и незрелых…

+

НЕ ФОНТАН

Колёса… колёса… колёса…
Обломки мечей и забрал…

Вот жизни кусок откололся…
А я даже – не подобрал…

И это хрустит не печенье.
Разлука хрустит на зубах.
И век – не имеет значенья.

Мы рубимся в полный размах!…

Послали всех ангелов на хер.
Родню разделили… друзей…
Такой вот у нас амфибрахий.
Такой
пятистопный
хорей.

Колеса…
колеса…
колеса…
Визжит - то резина, то сталь…

А дева Мария на сносях…
Но всем сейчас не до Христа!

Скажи мне – что я тебе мерзок…
Придумай – еще как назвать…
И выставь за дверь «Мерседеса»
пустую бутыль на асфальт…

И тут же кареты и танки –
начнут ее смачно крошить…

Забьет напоследок фонтаном
вся наша
совместная жизнь!

И будут плескаться там дети,
ватагой чужой – гомонясь…

И красный окрас не заметят
у струй разведенных. У нас.

+

И УШЛА БОМЖЕВАТЬ ДУША...

Ах, как медленно всё созидается в нас!
Вечно в муках. И вечно – ползком…

Я прищелкнул бы шпорами: «Да, лейтенант!»
Не прогнешься. Судьба – без погон.

А как хочется – в небо!… и быстро так!…
При параде. При нужных вещах.

БОГУ
НАДОБНО ТО,
ЧТО ТЫ ВЫСТРАДАЛ.
А не высрал (пардон!) натощак…

А ЛЮБОВЬ:
не причуды, не фетиши…
не путевка – из лужи на трон…

А в кромешной ночи –
труд кромешнейший!…
Каждой косточкой…
И всем нутром…

Нам подсказывают. Прямо – от Отца…
Как - не скурвиться… не-стать-рублем!…

В голове – ходунами заходится!..

Мы не слышим.
Мы бизнес куем.

И забилась труба евстахиева…
И ушла
бомжевать
душа…

___

Только горюшко – нас перепахивает…
Не молитва. Не радость.
А жаль.

+

ВЕРОЙ И ПРАВДОЙ

Я служу тебе
верой и правдой…
дорогая моя планета!…

Я – рожденный на Альфа Центавре…
И пришедший сюда
до Рассвета…

И пусть Мрак мне изгваздал спецовку,
я вспорол ему брюхо
под корень!…

И хана! И сменили герцовку -
все, кто тусклым ходил и спокойным…

Разрыдались оттаявшим сердцем…
Взбаламутились сотнями улиц…

Я – в дороге был больше парсека…
чтоб вы, черти такие,
проснулись!!!…

Чтоб сияли вы!… а не зияли…
Кто бы слышал. Сквозь дым и рулетку.

Вот глухие лохи! Вот земляне!
Но родней вас…
похоже, что…
нету…

И опять – заискрила розетка…
И туман за окном
белой шалью…

И работники Резкого Света
на планету пришли. И смешались.

И я больше не Яхве.
Я Игорь.

И лишь ночью – немым укором
светят в сны мне –
Бунгула и Ригель…

Млечно спрашивая… ТЫ – СКОРО?!…

+

ВЕЛИКИЙ СПАС

Ах, как пахнет в небесах широким яблоком!…
Знать по жизни: августовский Спас.
____

Ярко-серого дождя силлабика
бьет в наш двухсотлетний тарантас…

Но «копейке» ВАЗовской грязь-осень нипочем:
там же шрамов бамперных не счесть!…

На обочине… любовным обручем…
нас сплетает жизнь – какая есть!

Я не знал, что метеопрогноз обрушится.
Что галактику всю так зальет!

Что проголосует в дождь - попутчица
на ближайшие семь тысяч лет…

Что не только смогом и бибиканьем
жизнь мою
судьба на-сы-ти-ла!…

Шелестят страницы Вечной Библии…
Плавно шелестят… наши тела…

Вот оно – послание Иакова…
для – любимцев Божьих и рабов…

Дальнобойщик хмыкнет: там же – трахово…
Нострадамус скажет:
там – любовь.

На сиденье заднем… с краю космоса
меж звездой Полярной и Крестом

мы с тобой - то разнотравьем косимся…
то дыханьем спутанным растем…

____
___________

Дождь и всхлипы кончились… но я пока…
из твоих не возвращаюсь глаз…

Ах, как пахнет на душе медовым яблоком!
Август в сердце.
И Великий Спас.

+

ПРИТЧА О ПЧЕЛЕ И МУХЕ

Я жил бесцельно.

Но вот на пути мне
однажды встретился тревожный звук.
Пчела неровно билась в паутине,
подсказывая, где нас ждет паук…

Она – качалась… дергалась… и звала
на страшных…
на невидимых ремнях!…

Я спас ее из липкого завала.
Она в ответ:
ужалила меня.

Вот ни хрена себе! Вот это милость!
Но что-то ёкнуло
в груди слепой…
Душа моя с нарывом изменилась.
И высветлилась через эту боль.

Теперь я чаще – в поле. А не в чаще.
ТЕПЕРЬ УЖЕ НЕ ПУТАЮ В ПУТИ:
над клевером и донником – Жужжащих…

и тех, кто в мокром мясе
всласть зудит.

И я не буду ползать сытой мухой.
Я жалить буду –
стражу и зевак.

Один из нас. С креста. Исходит Мукой.
А вы зудите. И плодите мрак.

Не вам – Венец терновый жмет рассудок
сквозь кость и кудри…

Вам – комфортно здесь!

Ну, вот и получите жало… суки!…
Охолонитесь. Киш мир ин тухес!

___
______

Укус пчелы позвал меня в дорогу…
И боль ушла – с молитвой и травой…

И Млечный Путь – в цветах…
И слава Богу.

Я снова медоносный…
Я – жжживой!…

+

SAINT-TROPEZ

Теплый ветер с балкона…
Ветерок в голове…
Голос Элтона Джона
над ночным Сан-Тропе…

Мы в сентябрь одеты…
Мы раздеты в наш сон…
И брусчатку Гамбетты
заливает неон…

Мы целуемся кожей
с небом на брудершафт.
А фигурки прохожих
все спешат и спешат…

Но читают арабы:
«…бисмилля иррахим…»
Зарываются крабы
в фиолетовый ил.

И крупинками кекса
время крошится вспять…
Ах, как хочется секса!…
Быть распятым… распять…

Яркий дождь в спальню брызжет…
Город – нам до колен…
Ты чудесна, как Бриджит…
Я не плох… как Ален…

Нам пятнадцать, конечно…
Мы, конечно,  в кино…
Но восторг – бесконечный.
И полмира. У ног.

+

УЧЕНИК

Когда поэта расстреляли -
подсела сволота к окну:

чтоб в свежевымытом подвале
от дел привычных отдохнуть.

Ломился столик под ветчинкой
на месте красного пятна…

И сволочь жить меня учила,
пока вино свое пила.

Не суйся в наш кабак – с балетом!
Не лезь, приятель, на рожон…

И никогда не будь поэтом.
Уж лучше сделайся бомжом.

Тебя раздели и разули?
Вот – теплотрасса. Вот – стакан.

За то: имеешь лоб без пули…
И задним местом:
сыт и пьян!…

А не захочешь тридцать грошей:
найдем хомут – на твой балет!

И в ноги выставим - хороший
видавший виды табурет…

Вот так знакомились с трибуны:
и Сволотень – и Ученик.

И я всадил в нее три пули.
За три тарелки ветчины.

И сволочуга захрипела.
И темным бульканьем зашлась.

Зато – душа моя запела.
Зато – судьба моя нашлась.

И я пришел к тебе поэтом.
В нутро твое: в подвальный низ.

Я не укрыт бронежилетом.
Стреляй, родной…

Не промахнись.

+

ПАСХАЛЬНЫЙ ПРОХОЖИЙ

Да хватит же!…
друг дружке щеки салить!…
И тупо повторять «христос-воскрес»…

ОБМЕНИВАЙТЕСЬ НЕ СЛЮНОЙ -
СЕРДЦАМИ!…
Под радостный апрельский гвалт небес…

Отдайте сердце
первому, кто скажет:
«Пророк заклан за нас. Но ожил он!»

И засияет белым – в зале скатерть.
И сразу хлеб найдется. И вино.

Пусть мысль –
не крутится, как хвост овечий:
«А ну, как украдет чего-нибудь?!…»

Ведь первый встречный –
ОН НАШ СПУТНИК ВЕЧНЫЙ.
И он сейчас Спасенье нам и Суть.

Простой прохожий… на одной из улиц…
где с крыш капель текла – в неровный шелк…

На окрик «Иисус!» –
он обернулся.
На зов души заблудшей - подошел.

И нам не нужно КПП армейских,
чтобы шагнуть навстречу из ворот!…

Из глаз глубоководных арамейских
святое солнце
краешком
встает.

Всю жизнь мою за пять секунд итожит
и дарит небо без досок и стен
Пасхальный Незамеченный Прохожий…

Мне плохо без него в Великий день.

Господь сегодня: запретил бояться.
ОН ПРИКАЗАЛ ДУШЕ МОЕЙ - ВОССТАТЬ!…

И ВЫКРАСИТЬ пасхальным цветом яйца
тем, кто распял
позавчера
Христа.

О, сколько их – бабло и власть обредших!…
От совести – утративших ключи!…

Живут во тьме.
И лишь на удобренье
привычно переводят куличи.

Они умнее нас с тобой нелепых…
Они умней и ветра, и дождя…

И жареный картофель, и молебен
закажут из авто
не выходя…

___

Не цельтесь мне, прошу – помадой в щеку!

Я ВИДЕЛ ИИСУСА.
НАЯВУ.

Я груб. Я неучтив…  Я просто в шоке.
Но я…
воскресшей радостью реву…

+

ЧТО ЭТО БЫЛО?..

Дождь – по стеклу настукивает…
Что-то пытается подсказать…

Может, убрать с балкона – настурцию?
Может,
убрать с лица – глаза?

Может, закончить жизнь бренную?
Может, планету – на ключ? И аминь!

А заодно – и вселенную.
Если всё круто пошло
на размен…

По середине Нуль-площади
встать
на булыжниках неземных

и возопить: Боже-Господи!…
ДАЙ МНЕ ЛЮБОВИ В МИРАХ ИНЫХ!!…

Встреча моя – не встречается!…
Спичка моя – на ветру не горит!…

А вот к соседу – два аиста
двойню несут…
Так с него – магарыч!

ЖАЛЬ!… НЕ МОЙ ГАЛСТУК ОБСИКАЮТ…
Но, всё же здоровско! Праздник в семье.

Что ж так – неравно насыпано
счастья по людям
на этой земле?!…

Может быть, нас новобранцами –
в космос забрить?…

Чтоб друзей и врагов:
рыжими протуберанцами
всех переплавить – до одного!…

___

Дождь по лицу настругивает…
Что это было?…  Не вспомню. Знобит…

Надо укрыть бы настурцию.
Надо б мальцам –
погремушек купить…

+

ПО НЕБУ ПЕШКОМ...

Здравствуй, Ненайденность!…
Что там у нас на сегодня?

Где же и в чем – на пределе прикажешь найтись?!

Ангелы рядом летают. Немного щекотно.
Бесы шныряют. Ну, тут уж всё – жестко, держись!…

О, эти ставшие боком и дыбом вокзалы!…
Время срывается там с накрененных платформ!…

Ладно, хоть сердце – другую стезю подсказало:
не по земле,
а по небу идти мне пешком.

Я не раскрою Коран.  Не возьму с вас закята.

Я не стесню вас. Ни в вашем быту. Ни в судьбе.
Кружку рассвета. Да кружку того же заката.
Можно без хлеба. Коль гостя не ждали к себе.

Благодарю за постой. За улыбку. За свечи.
Бог даст, увидимся… Счастья и воздуха вам!

Дом неподвижен. И угол сверчками засверчен.

Только Ненайденность –
вечно…
маняще…
жива…

+

КУСОЧЕК СЧАСТЬЯ

Девушка, простите… Добрый вечер!
Это невозможно… но сквозь дым…

Вы сейчас… идете мне навстречу –
вместе с сердцем чокнутым моим!…

Нет!… Вы – что?!…
Да нет, я вас не клею!…
Нет – не зонщик. И – не на игле.

Просто я сто лет не видел фею.
А сейчас: Вы – светитесь во мгле…

Да, я вижу… ваш плакат по борту:
«от-ва-ли подальше, салабон!»

Вы задели сумочкой аорту…
Город
рухнул
вниз.
ВОТ ЭТО БОЛЬ!…

Я ВСЁ ВСПОМНИЛ.
В счастьях и в позорах…
где набравшись сил… где ослабев…
и в звериных шкурах…
и в камзолах…

Я искал тебя. Я шел к тебе.

Столько радуг – в нас макали дуги!…
Столько стен – нас звали на постой!…

Мы дотла сгорали друг на друге.
Чтоб. На этом пепле. Встал росток.

Да постой же! МЫ СЕЙЧАС СМОГЛИ БЫ
ВСЮ ПЛАНЕТУ БРОСИТЬ НА ВЕСЫ!…

Чтоб сквозь наши встречи… наши всхлипы
рассмеялся в будущем – наш сын!…

___

Как же мило вы… разок четвертый
пальцем у виска сыграли марш…

Всех вам благ.
Не уроните сверток.

В нем кусочек счастья бьется…
наш…

+

ЗВОНАРЬ

Душа не спит.
Ты тоже – просыпайся.
И хватит ухмыляться на краю!…

Станцует щебень под ботинком – сальсу…
И улыбнешься в пропасть. И каюк.

Я был, как ты.

Но жизнь сошла лавиной.
И я поднял всех ангелов – на крик…

пока висел над жуткой котловиной:
вцепившись бесу пятерней
в кадык!…

И Я ОЧНУЛСЯ В ЗВОННИЦЕ СТОДРЕВНЕЙ.
И Я ЗВОНЮ – ДО КРОВУШКИ В УШАХ.

Пока по жизни ты бездумно дремлешь:
корягой на затоне
в камышах.

ЭЙ, ВЫ! ВАМ ЖРАТЬ И СПАТЬ – НЕ НАДОЕЛО?!
Не тяжко вам на Пирровом пиру?…

Придет хирург - и скажет: Стоп. Холера.
И мертвых – в печь.
На то он и Хирург.

Я не хочу искать тебя по свалкам:
средь vip-персон,
загнавших нал
в анал.

Я не хочу – ковшом по смраду цвакать!
Я не дерьмо-погрузчик.

Я – звонарь…

Мария дева –
всех нас одарила
ярчайшим сентябрем! Так вспомни суть.

Ты – не падучий лист. Вставай на крылья!
Сквозь слезы и любовь – вставай на Путь.

Мордастых ото сна…
Брюхатых с пива…
ВЕДИ МОЛИТВОЙ – ВВЕРХ.
А не в распил.

Давай…
Давай!
Давай!!
Щегол сопливый!…

Свети душой.
Летай, родной…

Не спи.

+

ТВЕРСКАЯ

Не лапайте женщину в белом. Не лапайте.
Ни клювом своим.
Ни своею клешней.

Вам дева Мария явилась на паперти.
Вам жить три минуты.
И время – пошло…

Попробуйте выжить. Вот – меч, а вот – палица.
И не миновать. Так успейте ж со мной –

нутром разрыдаться. И в голос покаяться.
Не то – Рассечет. А затем - и Сомнет.

А «тачка» не едет. Ухмылка – не ксерится.
И вам всей компашкой – подумать пора:

иль в мусор слепой, мелко-сучий отсеяться…
иль чистой породой
пойти на-гора.

ДА СЛУШАЙ ЖЕ ТЫ! На конец неразборчивый!
Тверская… Таганская… в круге огней:

душа твоя здесь же стоит. У обочины.
И скучно миньетит. За пять косарей.

Ну, как же ты смог?!… Свои мысли так выпачкать…
И совесть загнать – под  технический скотч…

Святым малышом… ты гонялся за бабочкой…
Сейчас –
ты до «бабочек» с банькой
охоч…

На мокром неоне – проплачена каждая…
И тело – под дядю.
А душу – в тюрьму.

И кровью Создатель наш
натужно кашляет.
Ведь Он – в этих тюрьмах!
И плохо Ему.

Край неба – где городом занят, а где – ничей…
И улица рвется…
как лента кино…

Десятки вот этих загубленных девочек
потянут тебя за ширинку
на дно.

Валил бы ты, милый, с дружками – в дупло своё…
Убрал бы ты «бабки» свои со стола…

__
______

Не в хищном бордо.
Не в отчаянно-розовом.

ЗДЕСЬ В КИПЕЛЬНО-БЕЛОМ ВСЕ ДЕВЫ СТОЯТ.

Не лапайте - женщину в белом. НЕ ЛАПАЙТЕ.
Пока я вам «лапалку» – не удалил.

Я тоже встал рядом с Марией на паперти.
И должность – архангел.

И звать – Михаил.

+

Я УВИДЕЛ ДРАКОНА

Я увидел дракона. В шагах в двадцати от себя.
Он - чешуйками слушал… «Плач Ветра»…
Ennio Morricone.

Вот так сон.
Вот так дикость.
Подумал я, сладко сопя…

Но… щелчок!
И – ПОЛНЕБА ЗАКРЫЛИ ГЛАЗИЩИ ДРАКОНЬИ.

ЭТОТ ГОЛОС аукался кровью в ушах –
на басах…
ЭТИ ЛАПЫ дробили скалу,
как кусок рафинада…

«ТЫ ЧЕГО ЭТО, ПАРЕНЬ, ЗАБЫЛ ТУТ У НАС
В НЕБЕСАХ?»

И я с ужасом понял. Не!… Сон!… Это!…
Это расплата.

За кривые шаги мои – в мир искривленных зеркал…
Где без устали лгал:
и любимой своей…
и Дракону…

Не на каждой планете – душою тебя я искал!
Я тебя отпускал. В нелюбимые судьбы.
К другому.

Вот за это – в огонь.
На больничной каталке – и в ад.
Чтоб расстаться навек
с той своею залгавшейся плотью!…

И ушли в лоскуты:
эндокард…
миокард…
эпикард…

И не пульс – а Пульсар
горлом бьет и висками колотит!…

Здесь бессильны астрологи.
Тут не помогут врачи.

ЕСЛИ ПРЕЖНЯЯ ЖИЗНЬ -
словно жидкость ушла
тормозная…

Это новое сердце моё –
не стучит,
а рычит…

и летает…
и жжет…

И как жить с этим мне:
я не знаю…

+

NIMBOSTRATUS

Это просто – невероятно!…

Дождь – так мягко задел нас с тобой…
стертый, как корешок фолианта…
и такой же с торца – золотой…

Так виват!… двухколесному старту…
И крученью педалей – ура!

Ярко-серые Nimbostratus
расслоились по небу с утра.

Вырез юной груди – скрыт под шалью…
Но так манит упругий твой смех!

Дождь уходит. А мы – уезжаем
ото всех… ото всех… ото всех!…

На родительской
старенькой
даче:
плед – один. Но – два космоса чувств.

Поцелуи… объятья… а дальше –
я молчу…
Боже правый!
молчу…

+

ЯНТАРЬ И НЕФРИТ

С непогодой в сердце – покончено!
Вот – и стаксель притих штормовой…

Да – облупленный…
Да – покоцаный…
Да – неправильный…
Но, живой!

Знаешь… там… в черноте акриловой
стала белой
моя душа…

Мутной толщей – разлука крыла нас…
Но не сдюжила!
И ушла.

Я из тех возвращаюсь семи земель,
где другим – не сносить головы.

Дай мне знак. Я всё еще мил тебе?
Посвети маяком! Позови…

Вновь – звон стелется за малым реутом…
Охра всюду!… Янтарь и нефрит…

И к тебе на Закате бреющем
я иду – как всегда, не брит…

Паруса – так отрывисто хлопают…

И по мачте бегут, смеясь…
С ними - столько ветра нахлебано!
Не поймешь, где - они… где - я…

Отпущу с кормы – columba сизого…
Заплыву – в яркий порт ночной…

И начнем мы с тобой всё сызнова.
В чистый взмах голубиный
начнем!…

+

МНЕ НЕ УСНУТЬ...

Мне не уснуть… пока по подворотням
шуршит сусальным золотом сквозняк…

Душа: вчера не слушалась… сегодня…
А строчки по листу – так и скользят…

Луна – неровным зернышком попкорна
лежит с пером чернильным на столе.
Налоги заплатил – и спи спокойно!

Я заплатил. Не спится – на Земле.

Я наперед – и правым, и неправым
с три короба налогов заплатил.

ЧТОБ ВЫ В КУПЕЛЬ – НЕ БУЦКАЛИСЬ ОРАВОЙ,
в молитву намешав
аперитив.

И не Крещенья вам на пьяны-очи,
а мертвых снов. И муху на губу.

И я видал весь ваш междусобойчик
в дубовом ладно скроенном гробу.

Знакомые…
знакомцы…
знакомята…
знакомчики… Я с вами – незнаком.

Уж лучше тусоваться – с листопадом.
Уж лучше корефаниться – с дождем.

И ближе многих мне – листвяный мусор.
Ведь он промыт:
и сверху, и на дне.

___

Не отвечай, всё вижу сам… ты – Муза…
И мы теперь с тобой… наедине…

И наши плечи – окунулись в мессу…
И обнаженный свет стекает с них…
шифоном виснет…
и скользит шармезом…
Какой восторг!

Какие ж, к черту, сны…

+

ОПЕРАЦИОННАЯ... ТИШЕ. ИДЕТ ОПЕРАЦИЯ...

Боже…
не гневись на идиота…

У него – прослабило живот.
У него – зарифмовалась рвота.
Он ведь не поэт.
Он идиот.

Правда: любит шастать в ритме вальса
по чужим катренам
в сапогах…

Наследил, говнюк… Наиздевался…
И молчок.
И ходит – в слабаках.

Что тут скажешь… Соберите утварь.
Щеткой палубной – отдрайте жизнь…

Это не Канзас. И вы не Гудвин.
Вам мозги Страшиле – НЕ ВЛОЖИТЬ.

Хочется, конечно, громче-тише
идиоту – перепасовать:

«Ты зачем,
придурок,
что-то пишешь?!
ТЫ – ЗАЧЕМ НАСИЛУЕШЬ СЛОВА?!»


Выслушает идиот. И в луже:
пузыри под задницей снесет.

И в кулак свой
смех фиглярский вложит.
И удар хрустящий нанесет.

Это больно.

Я здесь не советчик.
Просто… попытаемся, мой друг…

среди всех на душу окривевших:
не кривиться…
И прощать падлюк.

_____

Перевязки… скальпель… метастазы…
KL-свет… нагрудник весь в крови…

Идиоты – донельзя заразны.

Ничего.
Я в маске.
Я – привит.

+

КАПОЭЙРА

Не буди во мне, родная, зверя…
Лучше птицу – разбуди во мне!

Кружит золотая капоэйра
улочек сентябрьских
в окне…

Листья… тротуары… книги… клены…
то ль дерутся… то ль танцуют вальс…

И взмывает кверху перекресток:
с долгожданным новосельем вас!

А в квартире –
только пол да стены.
Да еще котенок на руках.

В нашей однокомнатной вселенной:
нет еще диванного мирка…

Нет посуды. Но зато – есть люди!
Мы. И космос. И одна кровать.

Ах, как сладко мы рычать здесь будем!
Ах, как удивительно Неспать!

Солнце в стеклах носится сумбурно…
Ничего. Поправим. Всё путем.

Я ведь мастер. Твой Джордано Бруно.
Ну а ты… Всегдашний мой костер…

___

Ты в – «ночнушке»?! Я глазам не верю…
Дай хоть занавескам встать в окне!…

Зря затеяла ты – капоэйру!…

Зверь и Птица
бодрствуют…
во мне…

+

НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ...

И вновь поэт,
идущий от Христа –

заплеван в рост!… забит ногами влежку!…

Но свет не затоптать, не захлестать.
И не умять – Пилатовскою ложкой.

Да что там прокуратор… Звук пустой.
Нам не судья:
кусок картон-эрзаца!

И лишь мы сами, слившись с темнотой,
решаем – от Просвета
отказаться…

НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕ СВЕТ ВНУТРИ СЕБЯ.
Там есть рубильник. Он в семи печатях.
К нему ходить не надо, мой собрат.

Там – ангелам лишь нужно отмечаться…

Сопите барсучком. Раз все сопят.
С волками
в полный рот зубов – волчайте!

Но СветлоБожий день внутри себя…
Нигде.
И никогда.
Не выключайте.

Ваш целый мир.  Все ваши имена.
Все жизни ваши. Всех, кто сердцем найден:

не вздумайте на мелочь обменять.
И на крупняк не надо. Не меняйте.

КОНЧАЙТЕ ЛГАТЬ. И схлынет ложный стыд.
И вот тогда – в совместный стон
кончайте!…
И продолжайте истово светить!…

Вдвоем светить.
Вдвоем – светиться в счастье…

И ваша Муза – вас не раз спасет.
Еще детишек нарожает стаю!…

НЕ ТРОЖЬ РУБИЛЬНИК. Голову снесет.

Я был тобой. Я знаю.
Ох, как знаю!…

________

Венок терновый капает… со лба…
Гогочет стражник – в пьяном выкрутасе…

Не выключайте свет внутри себя.
НЕ СМЕЙТЕ ВЫКЛЮЧАТЬ.

Не выключайте.

+

ТОЧНО ТАК

«И Аз есмь Путь».

Но я слова пророка
не чувствовал по глупости своей.

Но вот – идет через меня дорога.
Широкий нескончаемый highway.

Пусть мокрый сумрак под колеса валит…
Но – стала Скоростным Шоссе
душа.
И можно смело дергать смерть за фалды.
И с чертом зябко пить
на брудершафт.

Но я не пил. И ту… с косой… не дергал.
Не гоже забываться. Точно так.

И я не путал свитер с гимнастеркой.
И не менял свой старый джип
на танк.

И я просил святую мать Марию
за всех, кто километры
тяжко ел…

И МЫ С АСФАЛЬТОМ – ОБА – ТАК МОЛИЛИСЬ!…
У фур – аж выхлоп за кормой светлел!!

Там столько – тормозных полос пернатых
разбросано!… Но вот не дрогнул нерв.

И только МЧС-ник в непонятках:
прогноз паршивый,
а работы нет.

________

Так я… дорога для тебя сегодня?…
Не путай: я – лишь путь…
Не брат, не шеф…

Езжай, дружище! Полоса свободна.
ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ ЗАЖЕГСЯ
НА ДУШЕ.

+

КА-ТА-СТРО-ФА

А ливень – моет улицы до блеска,
прохожих сортируя по зонтам…

Хочу мягчайшим быть с тобой. И резким.
Хочу бывать губами – Здесь и Там…

Либидо в нас танцует древний танец…
А я смущен. Как ливня в рот долил!

Я ВЫГЛЯЖУ КАК ИНОПЛАНЕТЯНИН?!
Ну, хорошо еще:
не как дебил!

Но я реально торможу –
как фофан!
Ведь вон же в центре космоса:
кровать…

Ты – Первая…
И это катастрофа.
Вот так: на биологии гулять!…

Две звездочки… И тонкий бюстик сна лишь…
Они набухли…
Так – сгорай до тла!!

Вот и менжуешься…   Вот и не знаешь…
Что там – тычинка с пестиком творят!…

Вселенная…Твоя… отдаться хочет…
вступив сейчас
с Моей вселенной
в связь…

О, чертовы бретельки и крючочки!…
Какая сволочь выдумала вас?!

А ливень – моет улицы до блеска -
прохожих
сортируя
по зонтам…

Хочу – мягчайшим быть с тобой. И резким.
Хочу бывать губами Здесь. И Там…

_____

ВНУТРИ ВСЁ СМАТЕРИТСЯ И ЗАПЛАЧЕТ…

И только Ангел – улыбнется вслед
15-ти секундной неудаче
в пятнадцать лет…

В земных пятнадцать лет.

+

СЕМЬ РАССВЕТНЫХ ХЛОПКОВ ЛАДОШ...

Я ловил Удачу сачком.
Не ловилась никак – жесткокрылая!

Все углы – ломала волчком…
Материлась тут. Как валькирия.

Я приманивал Счастье – на стук
и на мякиш хлебный
да с водочкой!

Обходили меня за версту:

счастье,
счастьишко
и счастьеночек…

И я слышал вслед: «Эй, дурак!
Шел бы ты в зоопарк. К сородичам!»

И Судьба, пальцы сжав в кулак,
разгибала один. В середочке.

Я в ответ – не дерзил судьбе.
Не дай Боже, с судьбой поцапаться…

И – о, чудо! Я стал тебе:
счастьем – с юга…
удачей – с запада…

Семь рассветных хлопков ладош…
Парус северный… с зодиаками…

Что ж ты невод в волну кладешь?!…
Что ж ты крошишь здесь хлеб:
буханками?!…

Я с тобою. И в кайф - и в драйв.
Не приманивай! Эй, не мучайся!…

А подруженькам передай:
не ловливый я!…
не ловучийся!…

Мне не надо морских глубин.
И высот небесных не надо мне.

Я поймался.
Я полюбил.
___

Вот он яд!
А затем – и снадобье…

+

ГОСТЬ

В мой дом
нежданный путник постучался.
Лицом ослаблен. И душой продрог.

Перекрестившись у иконостаса,
сказал: «Останусь на ночлег, браток?»

Да с радостью! Для случая такого:
«всегда есть лишний кубрик на корме».

Гость – небесами откомандирован.
Спасибо местным ангелам:
ко мне!…

И он вино мое и хлеб мой тведал:
лицом ослаблен
и душой продрог…

Котенком грелась целая планета
в каминных отблесках
у наших ног.

А утром –
хрустнуло в затылке Время…
Я не узнал свой мир. Свой милый дом.

В колодезном ведре – блевотка дремлет.
И первоцвет затоптан
под окном.

Ни крошки хлеба. Ни кусочка масла.
Ни денежек моих. Ни бутыля.

И стол радушный
по торцу измазан: ДЕРЬМОМ,
ВЧЕРА ГОСТИВШИМ У МЕНЯ.

Конечно, шок…
Отскоком от асфальта…
Скрутило… покоробило… прожгло…

Ну, что же ты наделал?!… сучья падла!…
Ну, что же ты…
За что же ты…
За что?

Ведь я к тебе раскрылся. Как ребенок.
И в жизнь свою впустил. Не за порог…

В кого ж ты уродился, мать епона:
лицом ослаблен… и душой продрог?!…

___

Я всё отмыл. Всё отмолил.
До блеска.
Я рад друзьям. Святым и дорогим.
Душа по дому ходит – как невестка…

А что же гость?
Пошел смердить
к другим.

+

СТАРАЯ ПРОСЕКА

Запуржила яблоневым цветом
старая просека в глубине.
В дачном воздухе – проснулось лето.
И во мне.

Облака гудят: ДА ЗАЛЕЗАЙ К НАМ!
Как святой начни!
Как обормот!
…бегать по векам – как по лужайкам:
взад-вперед…

Смелется в муку. Сойдет на ливер:
всё, что жизнь нам портит…
ТЫ – ПИШИ!!

Это же не рукопись – а ливень!…
Это же не строчки –
а стрижи!…

Нас с тобой - ничто не остановит.
Мы повенчаны… огнем-водой…

Знаешь… я – неправильный!… я снова!…
до предела!… падший и святой…

Где кремень душа… где гуттаперча…
НУ И СЛАВА-БОГУ-ЧЕРТ-ВОЗЬМИ!

Знаешь, что такое наша встреча?
Вечный миг.

Я влюблен. Но как сказать об этом?!

Звон и радость…
плещутся…
во мне…

Запуржила яблоневым цветом
старая просека… в глубине…

+

Майкл Томас Космика
книга стихов
"В РЕБРАХ СЛЕВА..." 100 бессонных ночей.
Прага 2012

СОДЕРЖАНИЕ

1. Поэт
2. Опять!..
3. Напролом…
4. И стартовать…
5. Поперек
6. Ангел мой
7. Ночь без сна
8. Белая птица
9. Привкус
10. Давай, не будем…
11. Парад планет
12. Мой критик
13. Отдать ключи…
14. Из города Винчи
15. Пять тысяч лет
16. Августовский скверик
17. И веред…
18. Это смех
19. Глаза
20. Париж…
21. Крылатый лев
22. Марш Мендельсона
23. Ремонт
24. Стихи умирают
25. Янтарный вечер
26. Не умею…
27. Такхо…
28. Св. Вацлав
29. Вдох
30. Скрипка
31. Нота «до»
32. IN FAVOREM
33. Беременность
34. Молитва Одину
35. В тамбуре
36. Гидравлика
37. Чаепитие
38. Ну и…
39. Троица
40. КОТОРЫЙ ВЕК…
41. А дождь…
42. Машинная тема
43. Навзрыд
44. Позывные из космоса
45. Вижу…
46. Единый узел
47. МЕЧЕНЫЙ
48. Так и случилось…
49. МОЛЕБЕН
50. Вихрастое счастьишко
51. ЗАЛЕТНАЯ ПТИЦА
52. Расклад
53. В ЭТОТ РАЗ
54. Зюйд-Вест
55. За стеной
56. Сквозь листву
57. Уметь
58. Дружить
59. Снегопад. Классика…
60. Игра на варгане
61. ПОЛОСЫ
62. Капля крови
63. Не цельтесь…
64. Ветер
65. НАГРУДНИК
66. Фирдаус
67. Весь день у голгофской горы…
68. Волки
69. Без дождя. Без земли. Без небес.
70. Улыбнись…
71. Свиданье…
72. Сивец луговой
73. Я жалею… я зову… я плачу…
74. Я умею метать ножи…
75. Розовощекий…
76. Не фонтан
77. И УШЛА БОМЖЕВАТЬ ДУША…
78. Верой и правдой…
79. Великий Спас
80. Притча о пчеле и мухе…
81. Saint-Tropez
82. Ученик
83. Пасхальный прохожий
84. Что это было?..
85. По небу пешком…
86. Кусочек счастья…
87. Звонарь
88. Тверская…
89. Я увидел дракона…
90. Nimbostratus
91. Янтарь и нефрит…
92. Мне не уснуть…
93. ОПЕРАЦИОННАЯ… Тише. Идет операция…
94. Капоэ;йра
95. Не выключайте…
96. Точно так…
97. Ка-та-стро-фа…
98. Семь рассветных хлопков ладош…
99. Гость
100. Старая просека…

полная текущая публикация
(продолжение следует)

Оценить стихотворение:
УдалитьЕрундаТак себеНеплохоОтлично (Пока нет оценок)
Загрузка...

Написать отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.