Поэзия одним списком: Поэты   Новые стихи и отзывы    Стихи (А-Я)    Стихи (Я-A)    Стихо метки    Повезёт!

Поэт: © elena_vodopyanov@mail.ru, 2009

ОТКРОВЕНИЕ

Я наполню душу нежным ароматом,
Музыкой Бетховена, красками заката,
Смехом заразительным своего сынишки,
Тютчева стихами из старой доброй книжки.

Воздухом осенним, голову пьянящим
И пейзажем красочным, в глубину манящим,
Океана Тихого пенистым прибоем,
Урагана грозного разъяренным воем.

Я наполню душу свежим вдохновением,
Новыми идеями, чистым откровением,
Возрожденной прежнею пламенной любовью,
Сладкою истомой, чувственною болью.

Я наполню душу нежной добротою,
Трепетным волнением, природы красотою,
Верою в мечты своей живое воплощение,
Холстами живописными своего творения.

Я наполню душу памятными датами,
Вспомнив эпизоды, прошедшие когда-то.
Радиоволну души настрою на хорошее,
Мысленно из настоящего окунусь я в прошлое.

Вспомню прежнюю себя искренне наивную
Под мелодию Сенсанса грустно заунывную,
Как, закрыв глаза, хотелось мне то продлить мгновение,
Сохранив в душе твой голос, рук прикосновение.

Чтобы снова напитать душу прежним светом
Ярким красочным огнем твоей любви согретым.
Истину поняв и смысл, ни капли не блефуя,
Только лишь любви моменты жизнью назову я.

ОСЕННЯЯ МЕЛАНХОЛИЯ

Осенний порыв злого ветра, скользя, как по тонкому льду,
Огромной холодной ладонью сметает листву на ходу.
Оконные мутные стекла в царапинах капель дождя
Оставит плаксивая осень, в былое навек уходя.

И в стуке дождливом по крыше, как в такт барабанной игры
Я сердцебиенье услышу печальной осенней поры.
В кричащем бреду непогоды, тумана холодном поту
Осенний диагноз природы я интуитивно прочту.

Отметит зима со злорадством осенний летальный исход
С присущим ей злобным коварством под снегом листву погребет
И саваном белым накроет сухие изгибы кустов,
Срывая порывами ветра с деревьев остатки листов.

Так жизнь моя в миг пролетает сквозь годы и вихрем свистит,
А то, чего так не хватает, зима уже не возвратит.
В заснеженных ветках деревьев увижу свою седину,
А в белой холодной пустыне - старения жизни волну.

Следя за природным цинизмом, его на себе испытав,
В пучине печальной трагизма тону, словно в омут попав.
Уже не вернуть краски лета и молодость прежней весны
Душа моя в осень одета, от лета остались лишь сны.

Пытаясь забыть про невзгоды, как свежего ветра порыв,
Из памяти выбросить годы, пустые бесцельно прожив,
Я вдруг понимаю, что все же судьбу мне нельзя одолеть
Былого вернуть невозможно, ничто не забыть, ни стереть.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ОСЕННЮЮ ТЕМУ

Околдовала вновь меня своей чарующей красою
Осенней нежности пора, позвав в свой дивный сон с собою.
Тот, кто решил назвать весну порой любви и вдохновенья,
Не понял и не оценил всю значимость поры осенней.

Изысканная красота и буйство сказочных видений
Манят поэтов неспроста и служат темой для творений.
Как гипнотический синдром, словно природы именины,
Горит сверкающим огнем, воспламеняясь, куст рябины.

И выставляя напоказ всю красоту своих владений,
В свой буйный красочный экстаз впадает лес порой осенней.
И завораживает взор, и опьяняет до забвенья,
Пестрящий красками ковер приводит душу в исступленье.

Как оглушающе звонка кричащей осени помпезность,
И чувствуется неспроста в ней королевская надменность.
Свой ослепительный наряд царица осень всюду снова
На восхищенье всем подряд вновь демонстрировать готова.

На миг дыханье затаив, чтоб совершенство не нарушить,
Гляжу я в даль, про все забыв, и разукрашиваю душу
Цветными красками зари и радуги пленящим светом,
Листвы искрящей фонари представят лес, в парчу одетым.

Но как ни горько, а всему свой срок в природе уготовлен,
И в целом мире никому нет права изменить законам.
Поры осенней жизни дни уж сочтены совсем, но все же
Дыханье холода зимы убить листву не сразу сможет.

Отчаянно борясь с судьбой, раскат небесного звучанья,
Как крик предсмертный роковой, стук сердца осени сознания.
А дождь внезапный проливной, навзрыд рыдая слез потоком,
Печально осень отпоет стенаньем долгим и далеким.

Холодной шквалистой зимы порывы ветра налетели
Сорвав последние листки, ударом снежной карусели.
Теперь осталось лишь мечтать о теплой солнечной погоде,
И вновь напомнила зима, что ничего нет вечного в природе.

МНЕ ЖАЛЬ

Мне жаль ушедших лет, несбывшихся желаний,
Напрасных чувств моих, пустых ненужных фраз,
Беспочвенных надежд, бессмысленных страданий.
Потоком горьких слез пролившихся из глаз.

Мне жаль, что не смогу вернуть моменты счастья
И пережить их вновь, восстановив в душе,
Они, как вспышки света в серой тьме ненастья,
С теченьем лет все реже светятся уже.

Жалею о друзьях, ушедших не прощаясь,
Из жизни в вечный мрак холодной пустоты,
Но не могу забыть их, сколько не пытаюсь,
И не могу остыть от тщетной суеты.

Мне жаль осознавать, что нет в душе стремленья,
И очень жаль бесцельно прожитых годов
Без писем, без стихов, без книг, без вдохновенья,
Без ярких эпизодов и красивых слов.

Мне жаль, что в жизни больше быта серых будней,
Чем солнечных моментов счастья и любви,
И вырваться хочу из спячки беспробудной
И разукрасить душу красками зари.

И, окунувшись в свежесть утреннего лета,
В былую юность, чувств приятный аромат,
Я выплесну на холст всю красоту букета
Моих душевных мыслей красочный наряд.

* * *

Туман седою мглой заснежил в небе тучи,
Душа воспалена чредою мрачных снов,
Песочные часы моей судьбы зыбучей
Отсчитывают срок течением годов.

Не достает мне в жизни ярких красок,
И не хватает лирики в душе,
И просит сердце добрых детских сказок
Давно в реку забвенья канувших уже.

И давят тучи тяжестью на сердце,
И стынет кровь от холода зимы,
Хочу теплом твоей любви согреться
И взять кусочек лета жаркого взаймы.

Назад вернуться в красочное лето
Через туманный смог и холод пустоты
И окунуться в море солнечного света
И ощутить реальность жизни красоты.

Неотвратимо старости дыханье
И в звуках колдовских природы ворожбы
Я все сильнее чувствую сознаньем
Свою незащищенность от причуд судьбы.

ОСЕННЯЯ БОЛЕЗНЬ

Вновь отбивает дробь дождь по металлу крыши
Лишь рваные куски от неба синевы,
Мою печаль и грусть никто уж не услышит,
Их осень погребет под ворохом листвы.

И голые стволы деревьев обнаженных
Мне душу бередят и нагоняют грусть,
Своею наготой обиженно смущенных,
Их слезы дождь осенний смоет, ну и пусть.

Ненастный хмурый день, как серая картина,
Вгоняет в дремоту, и чувствую всерьез,
Как сковывает лень мне душу мерзлой льдиной
И погружаюсь я в осенний тот гипноз.

Как хочется тепла, души уединенья,
Закутаться пушистым пледом без хлопот,
От холода обид и близости старенья
И от промозглой мерзкой сырости невзгод.

И переждать ненастье жизни, непогоду,
В уюте и тепле, укрывшись с головой,
Как легкую болезнь простуды у природы,
И вылечившись, вновь увидеться с тобой.

КОМАНДОР

Шумит волна и с силой бьет о борт
И ветер рвет на мачтах паруса,
Но все ж вперед плывет наш пакетбот,
Вокруг лишь моря синь да небеса.

Ритмично в такт, качаясь на волнах,
Мы отравились воздухом морским,
Романтика лишь только на словах,
А здесь тоска да боль стучат в виски.

А безразмерный Тихий океан
Все издевается и нас ведет
В тень миражей причудливых обман
И, словно в бездну пропасти зовет.

Нас лихорадка мучит и цинга,
И слышен вой и стон со всех сторон,
Вновь завывает снежная пурга,
Вгоняя в смертный леденящий сон.

Чтоб не сойти с ума от серых дней
О жизни мы заводим разговор,
Но все же время движется быстрей,
Когда заходит в кубрик командор.

Тверд, словно камень, сильный и большой,
И, как скала он непоколебим,
И верен сердцем всем и всей душой
Он в жизни убеждениям своим.

И фанатично предан он мечте,
Волшебной сказкою к себе манит,
Как в звездном небе к призрачной звезде,
Далекой Камчадалии магнит.

Густой туман рассеется и вдруг
Покажется заветная земля,
И стая чаек вьющихся вокруг,
И сопок снежных острые края.

Знать, не напрасны прожитые дни
Без суши, без уюта и тепла
И впишутся в историю они,
Как памятные славные дела.

Здесь средь вулканов и скалистых гор
Начало замечательной страны
Пришел сюда когда-то командор
И Родины отважные сыны.

Доступна миру с этих давних пор
Прекрасная Камчатская земля,
А легендарный Витус командор
Как первый главный кормчий у руля.

И в летопись страны войдет навек
И подвигом он славен до сих пор
Огромной силы воли человек,
Что звался лаконично – КОМАНДОР.

ОБЕРЕГ

Ярким огненным сполохом небо горит,
Церкви колокол грозным набатом гремит,
Собирается в поле огромная рать
От врага ненавистного землю спасать.

Уж готовы доспехи, колчан полон стрел,
И, молясь, оберег ты на шею надел,
В ярком зареве солнца и свете огня
Ты шепнешь тихо: «Боже! Храни ты меня!»

Ту подвеску тебе я в начале весны
Вырезала с любовью из старой сосны.
До сих пор это дерево свято хранит
Мою душу и манит ко мне, как магнит.

В небе алом отсветы, как будто в аду,
Предвещают заранее смерть и беду,
Облаков красных месиво где-то вдали,
Словно сгустки запекшейся бурой крови.

Ветер сильным порывом прорвал облака,
К горизонту твоя потянулась рука.
Там в туманной причудливой синей дали
Цепь из всадников вдруг показалась в пыли.

Вот уж близок сражения смертного срок,
Словно злой неизбежности проклятый рок.
Нет дороги назад и вперед тоже нет,
Только в черный туннель, а в конце в яркий свет.

Загремели металлом доспехи вокруг,
На мгновенье в сознанье пробрался испуг,
Но почувствовав сердцем подвески тепло,
Состоянье тревоги куда-то ушло.

Сев в седло, в мыслях все же простившись со мной,
Ты забрало опустишь и двинешься в бой.
И мгновенно сейчас в голове на ходу
Пронесется вся жизнь твоя, словно в бреду.

Вот уже зазвенели, скрестившись, мечи,
Словно колокол сердце тревожно стучит,
Слышны крики предсмертные, стоны и вой,
Вихрем кружится смерть над твоей головой.

Вдруг, оскалившись, в злобной улыбке монгол,
Сталь кольчуги твоей пикой в миг проколол,
И едва лишь забрезживший в дымке рассвет
Весь окрасился в ярко малиновый цвет.

А потом темнота…. и полнейшая тишь,
И сознаньем на свет ты куда-то летишь.
Притяженье подвески твоей на груди
Манит в светлую даль далеко впереди.

Я не зря оберег подарила тебе,
Он заряжен любовью и тянет ко мне,
Вот теперь уж ни горе, ни смерть, ни беда,
Не разлучат с тобою меня никогда.

ИЗ ТЬМЫ ВЕКОВ

Резвый конь вороной, словно вихрем взлетит,
И земля задрожит от тяжелых копыт,
В ярких солнца лучах вдруг сверкнут купола,
Вскочит конь на дыбы, закусив удила.

Закружится листва хороводом огней,
Гриву в косу смотав и запутавшись в ней,
Ветра сильный порыв заглушит храп коня,
Сбруей шумно играя, металлом звеня.

Вспышкой света взорвется сознанье мое
И внезапно услышу приближенье твое.
Сердца бешенный стук эхом вдруг повторит
Оглушительный топот от конских копыт.

Душу я от восторга сдержать не смогу
И навстречу к тебе босиком побегу,
Задыхаясь, прижмусь к величавой сосне,
И увижу, как скачешь верхом на коне.

И, восторженный взгляд ни на миг не сводя,
Я подумаю вновь: «Как люблю я тебя!»
Конь, устав захрипит, голову наклонив,
Солнце яркое, вдруг от меня заслонив.

Купол неба лазурного над головой
Ослепит блеск кольчуги твоей золотой,
Как в волшебном чудеснейшем сказочном сне
Статный твой силуэт на красивом коне.

Конь копытом бьет землю и громко храпит,
Пышет жаром попона, из ноздрей дым валит,
Ты отпустишь удила вороного коня,
Обжигающим взглядом одаришь меня.

И, слегка наклонившись, мне, глядя в лицо,
Нежно руку протянешь в перчатке с кольцом,
Засверкает рубин ярким алым огнем,
Не твоя ли любовь ко мне спрятана в нем?

Я в ответ улыбнусь и косу распущу,
За один этот миг все на свете прощу,
«И за что же мне все-таки так повезло?» -
Я подумаю, быстро забравшись в седло.

На ходу, подгоняя лихого коня,
В свой закутаешь бархатный плащ ты меня.
И пусть ветер порывами грозно рычит,
Вороной нас в широкое поле умчит.

Щебетание птиц, шелест листьев сухих,
Шум ручья, гром раскатов небесных глухих,
Запах прелой полыни, полевых васильков
Иллюстрируют нашу с тобою любовь.

Но, внезапно мой сон оборвется, и вдруг
С удивлением я, оглядевшись вокруг,
Вдруг пойму, что виденье исчезло на век,
И остался в том сне дорогой человек.

А сейчас за окном двадцать первый уж век
И не скачет верхом ни один человек,
Век компьютеров умных и быстрых машин,
И не встретишь в кольчугу одетых мужчин.

Но тогда почему из моей головы
Не выходит тот запах от прелой травы?
И ладони еще не согрелись пока
От немеющей холодом стали клинка.

Щебет птиц за окном, яркий солнечный свет
Мне логический дали на это ответ:
То, действительно, было все прежде со мной,
Мы на лошади в поле катались с тобой.

И любовью наполнен был ясный твой взгляд,
Просто было все это веков шесть назад.

МУЗЫКА ПРИРОДЫ

В вечереющем ярком свечении
Небосвода, залитого краской,
Я расслышу тоскливое пение
Уходящей осенней сказки.

Люди шумной толпою бегущие
По своим делам и заданиям
Не заметят осень поющую
И оставят ее без внимания.

А осенняя песня страдания
Раздавалась все менее слышимо,
И с последним лучом угасания
Жизнь ее закончилась, видимо.

Ночью ветер холодным рвением
Посрывает последние листья,
И уже зима своим пением
О себе заявит со свистом.

Голосить будет снежным бураном,
И вопить, завывая метелью,
И накроет землю капканом
Белоснежной своей постели.

Только люди не все понимают
Тех прекрасных мелодий природы
И со знанием дел заверяют:
«Не бывает плохой погоды!»

ЛЮБОВЬ

Когда почувствуешь тоску
И непонятное волненье,
Хмельной осадок в голове,
И чувств неясное смятенье,
И неожиданно внутри
Горячей пенистой волною
Потоком душу захлестнет,
И ты не справишься с собою,
Не сможешь ты спокойно спать,
Как раньше жить, не напрягаясь,
А сердце будет ныть, страдать,
Болеть, смеясь и издеваясь,
И вдруг взорвется кратер чувств
Души подводного вулкана,
И выжжет пламенем в груди
Героя твоего романа.
И чтоб ты не предпринимал,
Как ни старался бы забыться,
Но милый сердцу идеал
Тебе упорно будет сниться.
И пусть рассудок говорит,
Что для тебя она не пара,
Но сердце, опьянев, молчит
От жаркого любви угара.
Любовь дурманит душу и пьянит,
Рассудок глушит, как сирена пеньем,
И, словно солнце в ясный день, слепит
И истощает до изнеможенья.
Влюбленный может до небес достать,
И реки вспять направить, сдвинуть горы,
Сорвать звезду и птицею летать,
Ему плевать на сплетни, слухи, разговоры.
Но может и предать, в душе скорбя,
Легко на веру посягнуть святую,
И, как в бреду, без памяти любя,
Без жалости разрушить жизнь чужую.
Он может также, глазом не моргнув,
Убить соперника, убрав с дороги,
Без сожаления кинжал воткнув,
Любовью в сердце, заглушив сигнал тревоги.
Любовь – болезнь, с ней справиться нет сил
Ни мазью, ни таблеткой, ни микстурой,
И нет вакцины, как бы не просил
И как бы не сбивал температуру.
Она порой бывает очень злой,
Как в поговорке верно говорится,
Но не из сердца вон, ни с глаз долой,
А только в омут с головой и …утопиться!

Не дай мне Бог
Не дай мне Бог состариться душой,
Забыть все то, что раньше было свято,
И впасть в маразм, пусть даже небольшой,
Перечеркнув всей жизни даты.

Подумать больно, что еще вчера
Я планы жизни строила на вечность,
Вся жизнь, как в сказке, впереди была,
Поток желаний лился бесконечно.

Ну а сегодня с ужасом гляжу,
Как календарные мелькают даты,
Ищу былое, но не нахожу,
Оно исчезло, словно сон, куда-то.

Любви дурман уже не так пьянит,
И яркость чувств, с годами потускнела,
А время молнией сквозь жизнь летит
И не свершила я того, что так хотела.

Мне бы вернуться лет на двадцать вспять,
И попытаться все начать с начала,
Чтоб не ходить, а птицею летать,
От жизни я б нисколько не устала.

Я бы старалась сделать все успеть,
Задуманное раньше, стало б явью,
Чтоб не чадить, а пламенем гореть,
И знать, что все-таки свой след оставлю.

Я б возвратила всем своим родным
Недостающее тепло и нежность,
Рукой развеяла б с кострища дым
Сожженных в нем своих ошибок прежних.

Я бы достала до небес рукой,
Забравшись с легкостью на пик вершины,
Чтоб не прошел ты мимо, дорогой,
Любимый и единственный мужчина.

Обиды прочь, печали позабыть,
Кассету жизни вновь бы запустила,
И снова с новой силой долюбить,
Тебя, вдруг если что-то упустила.

Но только время вспять не повернуть,
Мечты напрасны, тщетны все старания,
Я понимаю, что мой жизни путь
Уже давно запрограмирован заранее.

И, обреченно, глядя, как горят
В окошке яркие лучи заката,
Я оторву листок календаря -
Ну, вот и этот день умчался прочь куда-то.

ТЕАТР ЖИЗНИ

Сказал как-то классик, он был режиссером,
Что жизнь – есть театр, а мы в нем – актеры.
С течением лет понимаем не сразу
Великую мысль гениальнейшей фразы.
Мы, как по сценарию чьей-нибудь воли
Живем соответственно заданной роли,
И с внутренним голосом в роли суфлера
Себя ощущаем на сцене актером.
Нам наши поступки порой не понятны,
Отсутствовал где-то суфлер, вероятно,
И в этот момент не играем мы роль,
А просто становимся сами собой.
Ну, как объяснить наших мыслей виденья,
Терзанья души, чувств неясных смятенье,
И холод рассудка, сковавшего волю,
Чтоб делали все, соответственно роли.
Мы смело по жизни идем, как по сцене,
Мы Родину любим, товарищей ценим,
Мы знаем, что есть хорошо, а что плохо,
Себя не щадим до последнего вздоха.
Но зрителю в зале понятно все сразу,
Что нет ничего за высокою фразой,
Наверно, порою и сами не знаем,
Что чью-то чужую мы жизнь проживаем,
Стараясь казаться достойней, умней,
К вершине карьеры подняться скорей.
Красивые фразы небрежно бросая,
Прилюдно себя напоказ выставляя,
Наигранно плача, страдая красиво,
И приторно всем, улыбаясь фальшиво.
Мы души свои никому не откроем,
Чтоб все же остаться на сцене героем,
И голосу сердца уступим едва ли,
Нельзя ведь никак отступить от сценария.

Но как бы прекрасно ты жизнь не сыграл,
А все же ролей всех трагичен финал!

КАМЧАТКЕ
Мысленно вдруг загадаю желание -
Слиться с Камчатской природой сознанием,
С краем вулканов и сопок скоплением,
С дивным чудеснейшим Бога творением.
Здесь чистоты первозданной слияние
С чувством волнения и созерцание
Яркой экзотики утренней краски
Самой Камчаткой рассказанной сказки.

В свете рассеянных солнечных бликов
Слышатся чаек тревожные крики,
Облаком белым кружась над рекой,
Птицы нарушили сказки покой.
Встану лицом к восходящему солнцу
И отворю в свою душу оконце,
Чтобы наполнить ее жизни светом
Чудной Камчатки короткого лета.

Резкая здесь сочетаний контрастность:
Реки, несущие страх и опасность,
Тут же спокойного озера гладь,
Тишь и покой, для души благодать,
Рядом с вулканом, грохочущим грозно,
Маленький гейзер пищит несерьезно,
А у подножия елей огромных
Стелется низкий кедрач очень скромно.

Край потерявшихся в синей дали
Сказочных мест на краю у земли,
Неповторимых просторов свободных
И уникальных явлений природных.
Синяя даль без конца и без края,
Как в акварели картина цветная,
Вдаль убегающих тропок веревки,
Словно размытый прием лессировки.

Снова, почувствую, как в прошлый год,
Лета Камчатского быстрый уход
В свете зажженных осенних свечей,
И в проявлении холодных ночей,
И, опустившись небесною манной,
В снежных прожилках на склоне вулкана.

Скоро зима кистью пург и метелей
Землю камчатскую снегом забелит
Но и под белым ковром пустоты,
Она не утратит своей красоты.

* * *

Быстротечность лет, как неизбежность,
Сокращает жизнь, но я назло
Отыщу заснеженную нежность
И верну остывшее тепло.

Разыщу потерянные чувства
И сорву забвения печать,
Окунувшись с головой в искусство,
Попытаюсь снова жизнь начать.

Свои мысли приведу в порядок,
Прежние ошибки позабыв,
Чтобы неприятностей осадок,
Растворился, в памяти застыв.

Опасаясь близости старенья,
Но с годами становясь мудрей,
Я огонь, дарящий вдохновенье,
Снова разожгу в душе своей.

И сожгу печали и невзгоды,
Он согреет изнутри меня,
И продлю отпущенные годы,
Поддержав в душе запал огня.

РОДНОМУ КРАЮ

Край удивительный, сказкой пленительный,
Солнцем разбуженный, ветром простуженный,
Морем умытый, Богом забытый,
Ты мне с рожденья даешь вдохновенье,
Силой питаешь, веру вселяешь,
Словно ступень в завтрашний день.
Я с изумлением и умилением
Вновь улыбаюсь, вслух восхищаюсь
Чаек порханием, моря шептанием,
Неба отсветами, солнца приветами.
Сопками скованный, как окольцованный,
В снежном мерцании, в лунном сиянии.
Бурями грозами, снегом, морозами
Не раз испытан, жизнью напитан.
Ты для меня, как искусства творение,
Бурной фантазии и вдохновения,
Словно видение, в даль уходящее,
Ты мое прошлое и настоящее.

ТИХИЙ ОКЕАН

Я стою на берегу, до бесконечности
Все гляжу, как в бездну темной вечности,
Сердце бешено стучит, и вновь озноб берет,
От величия и мощи океанских вод.

Океанский организм огромной тушею
Стянут волнами, как венами набухшими,
Стонет, споря, с ветром моря он наперевес,
Словно хочет дотянуться до самих небес.

Здесь насыщен воздух морем, тиною со дна,
Стуку сердца, эхом вторя, плещется волна,
Сырым мохом тучи в небо густо проросли,
Холод, дождь, ненастье, шторм с собою принесли.

Чайки белою метелью голову вскружат,
Братья каменные вечно бухту сторожат,
Дополняет композицию седой вулкан,
Грозно смотрит он в далекий Тихий океан.

Морской пены кружевною белой бахромой
Океан накроет берег шумною волной,
И, отхлынув, мне оставит, издав легкий всплеск,
Отшлифованных ракушек серебристый блеск.

Я ладони окуну в морскую пелену,
В темный мир холодной сказки робко загляну,
И, прислушавшись, возможно вдруг услышу я
Звуки прошлого и будущего бытия.

Мир стихии поражает, душу бередит,
Красотою опьяняет сердце и манит.
Я открою свою душу, выплесну печаль,
И волна, с собой забрав ее, умчится в даль.

* * *

Глядя на последнее солнца угасание,
Лирикой наполнится все мое сознание.
В темной водной глади сопок отражение
И блестящий бисер лунного свечения,
Свежий ветер моря запахом повеет,
Меня околдует, словно захмелею,
От таких божественных проявлений ночи,
Не беда, что осенью стали дни короче.
Город, засыпающий в огоньках мерцании,
Убаюкан сказкою осеннего шептания,
Мысленно пьянею я, как в хмельном дурмане,
Растворясь в загадочном дымчатом тумане.
Наслаждаясь каждою прожитой минутой,
В мир прекрасной музыки окунусь, как будто,
Под аккорды плавные, последний луч заката
Вспомнится волшебная «Лунная соната».

ТВОЙ ПОРТРЕТ

Я возьму свой холст, разверну на свет,
Напишу на нем маслом твой портрет.
Будет он твоим отражением,
Как еще одним вновь рождением.

Загляну в глаза и открою вновь
Я в себе к тебе прежнюю любовь.
Улыбнусь и в миг кистью гибкою
Я украшу рот твой улыбкою.

Будет твой портрет на стене висеть
И с улыбкою на меня смотреть.
И, спустя года, поколения,
Не состаришься, как творение.

В раме золота, словно как в окне,
Улыбаясь, ты будешь, верен мне.

ОСЕННЯЯ НОСТАЛЬГИЯ

Щемящая пора, волнующая душу,
Туманной пеленой прохлады и тоски,
Печаль и горечь слез вдруг вырвутся наружу,
И сердце вновь зажмут осенние тиски.

И хочется любви и хочется надежды,
Вернуть ушедших лет, хотя б один часок,
И окунуться в мир фантазий безмятежных,
И юности вдохнуть еще один глоток.

Осенняя листва кружится под ногами,
Напомнив о себе дождем из желтых слез,
И в безысходность грез той осени печальной,
Я ухожу, неся букет увядших роз.

Увядших роз надежд и чувственности прежней,
Былых воспоминаний, сладость прежних слов,
Но в душу возвращу потерянную нежность,
И дивный эликсир волшебных чудных снов.

Я попытаюсь вновь пройти по тем дорожкам,
Где прелесть новизны и яркость прежних чувств,
Я потеряла там, чтоб стать взрослей и строже,
Уйдя в большую жизнь, сквозь дождь под листьев хруст.

Последний луч тепла поймаю на ладонь я,
Губами прикоснусь, закрыв на миг глаза,
И в мир реальной жизни, вздрогнув, как спросонья,
Оставив часть себя, вернусь опять назад.

Я буду вспоминать осенними ночами
Все то, что уж нельзя навеки воскресить,
Но даже груз годов, висящий за плечами,
Не вынудит меня об этом позабыть.

ПОЕЗД ЖИЗНИ

От станции первой с момента рожденья
Помчится мой поезд, сквозь время скопленье.
Он в детстве стоял без тоски, без заботы
И только слегка набирал обороты,
А время, казалось, тянулось длинней
И очень хотелось скорей стать взрослей.
Но к юности, скорость заметно прибавив,
Проехал часть жизни, и сзади оставил
Игрушки и сказки и школьные годы,
А с ними мечты в детских снах, грусть, невзгоды.
А в юности поезда жизни вагоны
Меня провозили сквозь массу перронов,
То были перроны любви и надежды,
И ярких мгновений, не знаемых прежде,
Перроны обмана, перроны измены,
Предательства, злости и ревности сцены.
С течением жизни, в вагоне качаясь,
Я с сотнями новых людей повстречалась
И избранных, тех, что встречала в пути,
Сажала в свой поезд, чтоб вместе идти
По жизни, деля и печали и горе,
Разлуки, и радости встречи тем более.
А поезд вперед продолжает движение,
Но почему, к моему удивленью,
Он все быстрее, быстрее летит,
Скорость набрав, словно ветер свистит.
Быстро мелькают станций названия:
«Двадцать пять», «Тридцать лет», «Сорок», Что далее?..

ЗАБЛУДИЛОСЬ ЛЕТО

Осенью промозглой что-то вдруг случилось,
Средь опавших листьев лето заблудилось,
Пробиваясь к солнцу, жизнь в себя вдыхая,
Маленький росточек зеленью сверкает.
Яркий, изумрудный, выглядит нелепо
В потускневшем мире, где все глухо, слепо.
Осень, увядая, мерзкой непогодой,
С собой забирает силы у природы,
Но назло стихии, вопреки законам,
Маленький цветочек на пустынном склоне,
Радуется солнцу, душу наполняя
Ностальгией лета, словно опьяняя
Нежностью листочков, сладким ароматом
В позднем проявлении осеннего заката.
Эта вспышка жизни душу мне заводит
К философским мыслям вдруг меня приводит:
Даже на исходе солнечного света,
В поздних проявленьях исчезнувшего лета,
Все же стоит жизнью вдоволь насладиться,
Ведь другого шанса может не случиться.

* * *
Проснувшись от сильного ветра порывов,
И детские глазки спросонья открыв,
Среди потускневших ночных силуэтов
Малыш различит очертанья предметов:
Часов и картинок, цветов на окошке,
И книжек потрепанных в старых обложках,
И кубок блестящий, как приз чемпиону
В крутых состязаниях по биатлону
В мерцании хрусталиков, словно осколков,
И серой фуражки на старенькой полке.
Фуражка ему эта очень знакома,
То значит, что папа давно уже дома.
Улыбкой засветится личико сына
И вспомнится старая детства картина,
Как с папой за ручку он бодро шагает
И мячик кидать на ходу успевает,
От радости хочется петь, веселиться,
Профессией папы он очень гордится,
И вовсе не может понять, отчего
Тяжелой считается служба его?
Зачем мама сердится и причитает,
Что папа наш дома почти не бывает,
И бабушка маме сказала когда-то,
Что, будто, смешная у папы зарплата,
А вот дядя Боря – сосед по площадке
В коммерции крутит хорошие бабки,
Не так уж опасно, в сравнении с фактом,
Чем папина служба в Чечне по контракту.
А мама молчала и грустно вздыхала,
Когда письма папы оттуда читала,
Но папа вернулся и вновь, как обычно
На полке фуражка уселась привычно.
Хоть редко, по праздникам, добрые встречи
С друзьями, гитарой, и песни, и свечи.
И пусть дядя Боря богаче, важней,
Но нет у него таких верных друзей.
Малыш, повернувшись, легко на бочок,
Желанье, шепнув, загадал в кулачок:
Хочу быть отважным, здоровым и смелым,
Отстаивать правду, доказывать делом,
Носить с честью форму, борьбы знать приемы,
Чтоб были доступны они и знакомы,
Быть честной охраной законов на страже,
Пусть жизнью рискуя и жертвуя даже,
Уметь управлять милицейской машиной,
Как папа, чтоб стать настоящим мужчиной!

* * *

Как часто я в мыслях своих и виденьях
Людей представляю в различных сравненьях:
Один очень важен и с ноткой надменной
Брезгливо глядит с высоты, как со сцены.
Я с ним, как с высоко летающей птицей,
Но хочется вниз поскорее спуститься.
Другой тип противней на свете всего
И лезет наружу слащавость его.
Он мерзкий, занудный, весь липкий и потный,
Сравним, разве только, с трясиной болотной,
Ко всем пристает он, пытаясь влезть в душу,
И хочется мне поскорее на сушу
Из топкой трясины его лицемерья,
Я в искренность фраз его вовсе не верю.
Есть скрытные люди, закрылись от мира
Они, как ракушкой, отдельной квартирой.
Их истинных мыслей и слов все равно
Узнать никому никогда не дано.
И, словно, упав на морские глубины,
Они замотались, как в коконы, тиной,
Уйдя специально от правды реальной,
От жизни жестокой, пустой и скандальной.
Но болью в душе, словно приступ удушья,
Надавит на сердце волна равнодушья
Пустых глаз и фраз отчужденность слепая
Меня, словно холодом в зной обжигает.
Их души, как айсбергов льдины холодные,
Для искренней дружбы совсем не пригодные.
Им все безразлично, по барабану,
Взирают цинично на чью-нибудь рану
Холодной души ледяное безмолвие
В сохранности держит их ум и здоровье.
Встречаются крайне правдивые люди
Им в жизни все ясно: что было, что будет,
У них нет сомнений, душевных терзаний,
Нет пылких видений, сердечных страданий,
Они не уступят ни в споре, ни в ссоре,
И правды не скроют ни в счастье, ни в горе.
Сравню их с прямою струей водопада
У них все по плану, все четко, как надо.
Но мне по душе безобидность простая,
Я мысли друзей, словно книгу листаю
И чувствую добрые импульсы счастья,
Что греют меня и в дожди и в ненастье.
Причислю людей дорогих и любимых
К бесценным твореньям, в музеях хранимых,
В них смысл моей жизни и все, что имею,
Вложу в своих близких и душу согрею
Их светом пленящим, сиянием ярким,
Красивой любви излучением жарким.
Сильнее и ярче такого огня
Не будет уже ничего для меня.

КРАСКИ ОСЕНИ

В шелесте листьев, ветром разбуженных,
В блеске тропинок, дождем отутюженных,
В глади узорчатой крошечных лужиц
Осень Камчатская весело кружится.
Сколько изящества, сколько величества,
Словно в лесу провели электричество.
Яркой листвы золотой свечение,
Ягодок алой рябины горение,
Розовым цветом пестрящий шиповник,
Густо разросшийся дикий крыжовник.
Склоны ковром Иван-Чая застелены,
Спелой брусникой поляны усеяны.
Жимолость красит чернильною краской
Лес, превращаемый осенью в сказку.
Неба высокого бездна лазурная,
Горная речка, холодная, бурная,
Дымчатый задний план – сопки бескрайние,
Чаек встревоженных кликанье дальнее.
Это дыханьем осенним пропитано,
Жаль, что всего лишь на месяц рассчитано,
И вскоре угаснувший красочный лес
Не вызовет больше к себе интерес.

ХОЗЯИН ЖИЗНИ
По улице, мчась на красивой машине,
Он правил движения не знает в помине
И с жадностью воздух осенний глотает,
Себя он хозяином жизни считает.
И все ему в жизни, как правило, сходит.
Из джипа огромного дога выводит,
И тот, оставляя следов отпечатки,
Рванется, оскалившись, к детской площадке.
Мамаши, хватая детишек, в испуге,
Кричать с возмущением станут, в натуге,
А он, своим басом, сильнее набата,
Покроет легко трехэтажным их матом.
И крикнет в толпу, на ходу гогоча:
«А ну, разбегайтесь домой, саранча!»
Сынишку за руку ведя за собою,
Он весело пнет банку пива ногою.
И с другом усевшись на детской скамейке,
Раскатисто скажет: «А ну-ка, налей-ка!»
Грозя толстым пальцем в алмазной печатке,
Он свой разговор заведет о Камчатке.
О том, что наш город противен и грязен
И из-за бандитов особо опасен.
Площадно ругаясь, он другу расскажет,
Что все вокруг воры, милиция даже.
Кричать будет в ухо хмельному соседу,
Что все депутаты вообще дармоеды.
Со знанием дела он будет хвалиться
О том, как красиво живут за границей,
Что там все пороки изжиты навеки,
Что там чистота и уют, как в аптеке.
Потом он с собакой слегка позабавится,
Успевшей, в песочнице прямо, оправиться.
И снова, не в силах сдержать он отрыжку,
Вдруг скажет, умильно глядя на мальчишку:
«Хоть вынужден сам прозябать, как в норе,
В проклятой Камчатской вонючей дыре,
Но сыну родному, единственной крошке,
Я мир подарю целиком на ладошке!»
И, вылив остатки спиртного в стакан,
Пустую бутылку швырнет он в бурьян.
Растопчет окурок, издав тонкий скрип,
Сынишку посадит в свой новенький джип,
Машиной, заехав на клумбу с цветами,
Помчится домой он под всеми парами.

И хоть нарицателен сей персонаж,
Но свойственен многим подобный типаж.
Мораль примитивна до простоты,
Но эти слова совсем не пусты:

Не страшно то, что он урод,
А страшно то, что через год
Сын по стопам отца пойдет.

ВСПЫШКА ПРОШЛОГО

Монотонных будней серая рутина
В голове усталой мыслей мешанина
Путь домой привычный, вновь автобус тесный,
Вроде все обычно, наперед известно.

Струйкой дождь стекает с запотевших стекол
Что-то не хватает, как-то одиноко,
Вдруг водитель, щурясь от снующих дворников,
Томно потянулся и включил приемник.

Зазвучала песня, близкая до боли,
Цепь воспоминаний, выпустив на волю.
Словно яркой вспышкой сердце озарилось,
Двадцать лет внезапно с плеч моих свалилось.

Молодость, луч света, юных лет беспечность,
Памятное лето, канувшее в вечность.
Под мотив ритмичный, душу наполняя,
В память хаотично льется мыслей стая.

Прежних дум, мечтаний, связанных надеждой,
Молодости давней, чувственности прежней.
Эта песня время вспять перевернула,
Меня на мгновенье в юность окунула.

Что быть может лучше, чище и невинней,
Чем пьянящий душу «Синий-синий иней…»

* * *

Алый луч заката, разрезая тучи,
Высветил вершины, сбившиеся в кучу.
Яркая палитра небесного свечения
Сделала зеркальное в бухте отражение.
Солнце красить небо еще долго будет,
Словно восклицая: «Посмотрите, люди!
Оцените качество моего творения,
Чтоб осталось в памяти светопреставленье!»
Чтобы краски эти не пропали даром,
Разгорелся город пламенным пожаром.
Солнца вдохновенье может быть поможет,
Чтобы души наши разукрасить тоже
Растворить обиды, растопить печали,
Чтобы краски солнца песней зазвучали
В душах утомленных и заледеневших,
Бытом серых будней в жизни загрубевших.
Залечить обиды, скинуть горя бремя
Не способен доктор, но способно время.
Нужно жить с надеждой, все прощать пытаться,
А еще почаще солнцу удивляться.
Восхищаясь жизнью, проявлять терпенье,
Ведь неповторимо каждое мгновенье.

ВАНЕЧКЕ

Глядя в прекрасные детские глазки
Вдруг вспоминаю волшебные сказки.
Снова не в силах сдержать умиления,
Рвется наружу стихотворение.
Вслух восхищаясь и нежно любя,
В мыслях сравню я, сыночек, тебя
С нежным росточком,
С ярким цветочком,
С лучиком солнышка,
С крошечным зернышком,
С рыбкой блестящей,
С птичкой летящей,
С веточкой тонкою,
С песенкой звонкою,
С чистым листочком,
С мягким комочком,
С жизненной радостью,
С лакомой сладостью,
С вечным движением,
В жизни с везением,
С легкой пушинкою,
С первой снежинкою,
С капелькой чистою,
С речкой лучистою,
С новым открытием,
С главным событием.



Оценить стихотворение:
УдалитьЕрундаТак себеНеплохоОтлично (Количество оценок: 1, средний бал: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...

Один комментарий на “”

  1. AlexeyChop пишет:

    Доброе время суток! Я работаю журналистом в одном из новых издательств и как раз ныне пишу статью по подобной Вашей тематике! Не могли бы Вы дать разрешение на публикацию Вашего материала в нашем печатном изданииб естественно с указанием ссылки на данную статью! Заранее благодарен!

Написать отзыв